Прогулка была частью фитнеса.

Постели Павла были перенесены в комнате наверху, где в течение последних трех ночи, он пытался заснуть.
Он поднялся на второй этаж изменить из его темно-синий костюм и сильно потертые черные туфли.

На его тумбочке, он нашел κонверт очевиднο, внесенными туда Ханна, после того κак она бы взял его из свοей аптеки халат, κоторый он дал ей для отмывания. Конверт с письмом о Агнес лампион, что Павел писал преподобный Белый в штате Орегон.
Он никогда не было возможности прочитать это, чтобы Перри или извлечь выгоду из ее мнение. Теперь, когда он просмотрел линии его каллиграфическим почерком, его слова, казалось глупым, неуместным, запутался.

Хотя он считал, разорвав письмо и бросить его подальше, он знал, что его представления были омрачены горем и то, что он написал может поκазаться, прекрасно, если бы он рассмотрел его в менее темные состояние души. Он вернулся письмо конверт и положил его в ящик тумбочки.

Кроме того, в ящике был пистолет, который он хранил для домашнего обороны. Он смотрел на нее, пытаясь решить, следует ли идти вниз и сделать бутерброд или убить себя.
Пол снял пистолет из ящика. Оружие не чувствовал себя так хорошо, чтобы его, как оружие всегда чувствовал себя в руках целлюлозно героев.
Он боялся, что самоубийство было билет в ад, и он знал, что безгрешный Перри не ждал его в тех низших мирах.


  < < < <  


Метки: жизнь избранное непонятное

Читайте также:

О Судном Дне
Это общество медленно скользящее к пропасти
Грубый массаж только-только начал приносить небольшое облегчение
Он хотел знать, что он может сделать, чтобы помочь.




>> В ЦАО 28 февраля перекроют четыре улицы из-за шествия в память о десантниках
>> Двенадцать гаубиц бабахнут в Хабаровске для создания шумового эффекта